Тяжелый разговор - «груз 200»

Загрузка...
Сейчас уже никому не нужно расшифровывать этот военный термин. За два года антитеррористической операции почти каждый сознательный Украинец почувствовал боль утраты. Потому что так мы созданы. С умением сочувствовать и переживать скорбь вместе с семьями погибших Героев. Но, вместе с тем, последние два года показали ряд проблем в системе транспортировки тел погибших и в организации предания последней уважения людям, которые пожертвовали своей жизнью ради свободы Украины.
Тяжелый разговор - «груз 200»
- К нам обращаются родные и близкие бойцов, погибших на Донбассе, - рассказала закарпатская волонтер и общественный деятель Власта негров. - Проблемы у всех похожи - доставка тела домой и организация захоронения. Мы стараемся помогать семьям всем, чем можем. Но ... Это проблема общегосударственного масштаба. И решать ее нужно не в пределах области или воинской части, а хотя бы на уровне Министерства обороны Украины.

Итак, обо всем по порядку. Согласно действующему законодательству, после гибели военнослужащего, основными, так сказать, «игроками и исполнителями» есть три крупные организации - командование части, военный комиссариат и органы самоуправления региона, в котором будет похоронен воина. Таким образом, часть отвечает за транспортировку и доставку тела, военный комиссариат - за организацию военного ритуала погребения и оформления документов для семьи погибшего, а местная власть берет на себя поиск места на кладбище, организацию гражданской панихиды и предоставление социального пакета для семьи. Вроде все логично, четко и понятно. И Украинцы уже привыкли жить в мире, в котором написаны на бумаге законы часто отличаются от суровых реалий бытия. Отследим, так сказать, всю ряд проблем с «грузом 200».

Первым, к кому мы обратились за комментарием, стал военный медик Дмитрий Перегняк, который находится сейчас на передовых позициях обороны государства. В телефонном разговоре он рассказал, что после гибели военнослужащего, его тело транспортируют в ближайшее морга. Там выполняют все действия, связанные с установлением обстоятельств гибели и причин смерти. Иными словами, каждая смерть украинском в зоне АТО - это еще одна уголовная статья против тех, кто втянул нашу страну в эту необъявленную гибридную войну. Здесь, собственно, и начинается первая же проблема.

- Для общественности я объясню, что, скажем, когда ведется обстрел или боестолкновение с подразделениями врага, кроме погибших, есть еще и раненые, - отметил медик. - Поэтому санитарной машиной я буду эвакуировать в первую очередь того, кого еще можно спасти. К безопасной больницы, в основном, 30-40 километров разбитыми дорогами. И не факт, что в тот же день мне удастся вернуться назад по погибшим. Ведь «кремлевский военторг», наверное, часто проводит распродажи боеприпасов и техники. И обстрелы наших позиций могут быть как длительные, так и очень частые. Бывает так, что тело в морг попадает после нескольких дней с момента гибели.

О правдивости слов полевого медика свидетельствуют факты затяжных боев за Донецкий аэропорт, Дебальцево и другие населенные пункты Донбасса. Конечно, медики, к которым привозят наших бойцов, делают все возможное, чтобы сохранить тело от порчи. И тут возникает другая проблема - дорога домой. Дело в том, что несмотря на то, что де-факто в нашей стране идет война, юридически мы не можем назвать ее таковой. Ведь на это только и ждут кремлевские провокаторы, чтобы начать полномасштабное вторжение в Украину.
 
Под прикрытием того, что якобы наше государство первой объявила войну. По сути, все военные части Украины работают по законам мирного времени. А согласно этому закону, за транспортировку тела погибшего военнослужащего домой соответствует собственно командир части. По законам мирного времени, когда часть расположена в пункте постоянной дислокации, это не создает существенных проблем. И что делать, когда основная часть личного состава выполняет боевую задачу за полторы тысячи километров от своего дома? Разъяснить положение дел мы попросили исполняющего обязанности командира 128-й отдельной горно-пехотной бригады, подполковник Ивана Стахива.


«Двухсотый» вопрос остается открытым, - начал разговор офицер. - Дело в том, что приказом Министра обороны Украины определен порядок проведения всех действий. Но ... Он практически не обеспечен. Поэтому доставку тел из морга к дому делают волонтеры, органы местного самоуправления. Все решается на личных связях или звонках. Конечно, часть может организовать подвоз тела военным «Уралом». И сравните характеристики этой машины. Пусть этот грузовик будет ехать с максимально допустимой скоростью для нее, то она сможет преодолеть путь из Донбасса в Закарпатье почти за неделю. Нужно учесть еще и то, что водителю нужно отдыхать и питаться в дороге. Представьте, что будет с телом за все время перевозки, скажем, летом когда температура воздуха достигает 25-30 градусов?
 
При ведении активных боевых действий в 2014 году доставке тел организовывали самолетами. Да и здесь есть проблема - скажем, в том же Закарпатья. Дело в том, что аэродром находится очень близко от границы. И самолеты, которые садятся или взлетают, разворачиваются в воздушном пространстве соседнего государства. А это значительно усложняет всю процедуру. Поэтому ближайшее, куда может прилететь «черный тюльпан», это Львов. И оттуда нужно как-то доставить тело. Тогда военные и семьи погибших «идут на поклон» к частным перевозчикам.


И доставку тела - это только часть проблемы. Далее начинается следующий этап - организация документов и собственно ритуала погребения. Согласно приказам, Салютная группу, оркестр и почетный караул должен обеспечить начальник военного гарнизона. И через огульное уничтожение военных частей за годы независимости Украины найти десяток солдат, которые могли бы сделать залп из автоматов, а также военный оркестр - просто глобальная проблема. Причем, даже в крупных городах. Так что говорить тогда о селах и районные центры?
 
Вот и получается, что часто захоронения происходят или без соблюдения воинских ритуалов, или эти самые ритуалы выполняют так жалко и незаметно, что лучше бы их и не было. По мнению военных, спасти ситуацию можно. Ведь захоронения воина является частью общегосударственного военно-патриотического воспитания. По словам большинства моих собеседников, уже созрело вопрос о создании единой для всей Украины ритуальной команды. К ней должны принадлежать несколько автобусов с кондиционерами, чтобы сохранять тело во время дальних перевозок, а также специально отобранные и подготовленные военнослужащие. Им должны пошить соответствующую форму, выдать оружие и тому подобное.
 
Сам военный ритуал должен быть прописан и выполняться до мелочей. Четко и красиво. Чтобы было понятно, что государство действительно отдает дань своему защитнику. Кстати, большинство военных даже высказали пожелание ввести штат ритуальной команды, вместо явно раздутой в Генеральном штабе ВСУ количества офицеров по работе с личным составом (так себя сейчас называют бывшие замполиты). Но пока неизвестно не только то, кто должен обеспечить погибшего военного униформой, но и то, какую гроб и на какие средства нужно купить.

Несколько лучше сегодня налажена дело с оформлением всех необходимых документов. Об этом нам рассказал заместитель Закарпатского областного военного комиссариата полковник Петр Марко. - Сейчас в Закарпатье 77 погибших в зоне АТО, - рассказал офицер. - Из них 67 - это представители Вооруженных сил Украины, 5 - пограничники, 5 - добровольцы. Мы понимаем боль утраты семей. Поэтому стараемся в сжатые сроки подготовить все необходимые документы. Так же, как и потом производим все необходимые бумаги для предоставления льгот или получение социального пакета. Единственное, о чем мы просим семьи погибших, - это сразу обращаться к нам.
 
Подводя итог, можно сказать, что трудный разговор о «груз 200» должна иметь свое логическое завершение. И я надеюсь, что в ходе реформирования ВСУ так и случится. Ведь быть военным в наше время означает быть готовым к самопожертвованию на благо всей Родины. И если произойдет самое, семья погибшего Героя должен видеть, что его уважают и им гордятся.
Загрузка...

Скопировать и поделиться:

Анонс: Тяжелый разговор - «груз 200» Сейчас уже никому не нужно расшифровывать этот военный термин. За два года антитеррористической операции почти каждый сознательный Украинец почувствовал боль утраты. Потому что так мы созданы. С

Читайте также:

© При копировании полного текста или его фрагмента (цитирования), укажите открытую и индексируемую ссылку на сайт-источник (ссылка должна вести на главную страницу или страницу с той статьтей, которую скопировали).

Комментирование записей временно запрещено...

Чтобы задать интересующий вас вопрос - обращайтесь через форму контактов. Внимание! Данный сайт не хранит на своих серверах видео, защищенные авторскими правами, а лишь воспроизводит их из популярных видеохостингов Youtube, Rutube и VK, где разрешено встраивание видео на внешних ресурсах.
Все ролики загружены случайными пользователями социальных сетей или взяты из официальных каналов. Если вы - правообладатель, то выключайте данную функцию в менеджере загруженных видео для того, чтобы запретить показ выпуска / серии на сторонних сайтах.
Также, для удобства просмотра данного сайта, рекомендуется отключить Adblock, который может блокировать элементы навигации на веб-странице. После просмотра какого-либо ролика, который по случайности заблокировал Адблок, вы можете снова активировать работу расширения.
Копирование текстовой информации и фото с сайта разрешено только с дополнительной установкой активной, прямой, индексируемой ссылки на страницу с записью или на главную страницу Newkittyy.ru.

Навигация: » » Тяжелый разговор - «груз 200»